Перейти к публикации

КАК БРАЧНЫЙ ДОГОВОР ЛИШАЕТ ПРАВА НА ИМУЩЕСТВО? ОПЕРАЦИЯ «АСПИРАНТ» или НОВЫЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ ШУРИКА


Сергей Яворский

Рекомендованные сообщения

Сергей Яворский

Представим себе, что известная всем сага 1965 года Леонида Гайдая о приключениях студента Шурика уже в наше время имела бы совсем иной, не менее актуальный и на злобу дня, весьма оригинальный сюжет об аспиранте юридического факультета в городе Москве, желающем по случаю разбогатеть.

Сюжет такой: успешная бизнес-леди Нина, находясь в возрасте 45 лет, пережив уже один развод и потеряв половину имущества по  ст. 38 СК РФ «Раздел общего имущества супругов», влюбляется в прекрасного молодого принца 20-ти летнего студента юридического ВУЗа - некоего Шурика, обладателя красоты и молодости, именно всего того, чего Нине, по её мнению, сильно не хватало в жизни.

Имея за плечами неудачный опыт развода и распила личного имущества с бывшим мужем - алкоголиком Бывалым В.И., которое на 99,9% было создано её кропотливым трудом на должности главбуха в течение последних 15-ти лет, а это не много ни мало 2 квартиры в Кунцево и дача в Крыму, наша прекрасная Нина, имеющая в штате своей новой фирмы юриста, конечно же заключила таки брачный договор с новым возлюбленным Шуриком за 2 недели до брака; а её молодой избранник, глядя в её большие влюбленные глаза, конечно же подписал этот брачный договор и сказал, что никаких денег ему от  неё не нужно, что любит он её не за деньги, а за её большие и доверчивые, с морщинками в углу,  глаза.

 

Прошло 5 лет. Бизнес-леди Нина открыла сеть фитнес-центров в Подольске и её имущество выросло аж на $10 000 000. А её возлюбленный, наш студент Шурик, поступил в аспирантуру юрфака МГУ почти уже написал кандидатскую диссертацию на тему вещного права и раздела имущества, нажитого в браке. И пока наш аспирант любил эти большие красивые глаза героини нашего слегка вымышленного рассказа, он еще и весьма сильно поумнел, изучая римское право, семейный кодекс и судебную практику. Поумнел на столько, что решил, что никакого права из договоров, которые являются, в априори, юридическим фактом, на практике не возникает и подобного рода договоры, в частности брачные договоры, по сути юридическими фактами не являются, а всего лишь на всего – простая фикция, от римского слова fictio - выдумка, вымысел. Кстати, под фикцией принято считать «вымышленное существование факта, о котором известно, что оно вовсе не существует или существует в другом виде» (Мейер Д.И. О юридических вымыслах и предположениях, скрытных и притворных действиях. Казань, 1854. С. 2). А если это так, то такой «вымышленный» брачный договор можно признать недействительным и разделить совместно нажитое имущество в браке, согласно ст. 38 СК РФ «Раздел общего имущества супругов»:

 

4. Суд может признать имущество, нажитое каждым из супругов в период их раздельного проживания при прекращении семейных отношений, собственностью каждого из них.

6. В случае раздела общего имущества супругов в период брака та часть общего имущества супругов, которая не была разделена, а также имущество, нажитое супругами в период брака в дальнейшем, составляют их совместную собственность.

 

Что же послужило триггером в судьбе аспиранта Шурика, который в один момент понял, что может стать богаче на $5 000 000? А вот откровением для него явилась гениальная статья его не менее талантливого коллеги под названием «Как суды уничтожили институт брачного договора в РФ».

 

Конечно же, свой отпечаток наложили и частые упреки, и претензии уже заметно для всех его знакомых стареющей жены о том, что он, Шурик, «никто по жизни», что настоящие мужчины делают бизнес, а не учатся в аспирантуре, и что в постели есть мужчины получше, в общем Нина била по очень знакомым и весьма больным местам. Причем про аспирантуру Шурику было обидно более всего, ведь оскорбить alma mater – это как зарезать без ножа, ударить по самому святому. Если про неудачи в постели еще простить можно, то вот за науку прощать нельзя. А когда кругом такая несправедливость, да и друзья и близкие очень недовольны положением незаслуженно обделённого аспиранта, тогда в гениальную голову начинают приходить не менее гениальные откровения, ведь голь на выдумку хитра, раз больше судьба ничем не наградила. Шурик начал вникать в суть дела. Вот что он прочел первым.

 

СК РФ Статья 44. Признание брачного договора недействительным

1. Брачный договор может быть признан судом недействительным полностью или частично по основаниям, предусмотренным Гражданским кодексом Российской Федерации для недействительности сделок.

 

Итак, забрезжил свет в конце тоннеля, свет надежды и счастья на пути к свободе. Свободе «от» и «для» одновременно. Когда же договор по ГК РФ признается недействительным? Ну здесь полный список вариантов, хоть про 4 порока сделки рассуждай:

 

1.       Порок формы сделки. Здесь невозможно доказать недействительность, если брачный договор был подписан у нотариуса, зачитан нотариусом вслух перед его подписанием и этот пункт указан в договоре. Ярко иллюстрирует конкретный пример о признании брачного договора недействительным в апелляционном определении Московского городского суда от 12.01.2016 N 33-0146/2016. Но это не наш случай.

2.       Порок субъектного состава. К счастью, у нашего аспиранта отсутствует недееспособность и специальная правоспособность тоже.

3.       Порок воли. Аспирант не сможет оспорить (ст. 166 ГК РФ) брачный договор, ибо его не вводили в заблуждение - статья 178 ГК «Недействительность сделки, совершенной под влиянием существенного заблуждения» и не обманывали - статья 179 ГК РФ «Недействительность сделки, совершенной под влиянием обмана, насилия, угрозы или неблагоприятных обстоятельств».

4.       Порок содержания. Брачный договор в данном случае не подлежит применению статьи 170 ГК РФ «Недействительность мнимой и притворной сделок» по причине отсутствия умысла прикрыть другую сделку (например, уход от налогов при купле-продаже недвижимого имущества) или провести мнимую сделку.

 

Немного погрустив от того, что недействительность по этим четырем порокам «не светит» и брачный договор признать недействительным не представляется возможным, Шурик продолжил свое исследование. На его счастье сам законодатель сделал Шурику подарок:

 

Статья 44 СК РФ. Признание брачного договора недействительным

2. Суд может также признать брачный договор недействительным полностью или частично по требованию одного из супругов, если условия договора ставят этого супруга в крайне неблагоприятное положение. Условия брачного договора, нарушающие другие требования пункта 3 статьи 42 настоящего Кодекса, ничтожны.

 

Это значит, что содержание всего (!) брачного договора, его содержания (ст. 42 СК РФ «Содержание брачного договора»), всё то, над чем неделю работал юрист Нины, от начала до конца, возможно, с очень большой вероятностью, будет признано судом недействительным.

Начался самый интересный момент исследования законных возможностей признать брачный договор недействительным. Как говорится, vigilantibus jura scripta sunt - законы написаны для бодрствующих. И Шурик бодрствовать начал, как никогда. Что там есть про недействительность?

 

Статья 167 СК РФ. Общие положения о последствиях недействительности сделки

2. При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.

 

Это на практике означает, что при признании сделок притворными, мнимыми (хотя согласно Постановление Президиума ВАС РФ от 18.10.2012 N 7204/12 такие сделки можно считать по факту исполненными, однако п. 86 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 все-таки считает мнимую сделку формально исполненной), а в целом – фиктивными, так же оспоримыми и незаключенными, закон предполагает наступление последствия таких сделок, а именно – недействительности и как следствие недействительности – взаимную реституцию. Что это такое?

 

Реституция restitutio (восстановление, отозвание; возвращение прежних прав и преимуществ) или «воздаяние» означает на практике, что еще задолго до рождения аспиранта Шурика и автора гениальной статьи жил еще не менее гениальный Фома Аквинский, предложивший юридическому сообществу весьма полезный в таких случаях actus iustitiae commutativae - акт направленной справедливости, возвращающий вещи, имущество в первоначальное состояние.

 

В таком случае появляется гипотеза о том, что при признании брачного договора недействительным и сам брак между супругами возможно так же признать недействительным, ведь брачный договор это и есть производное брака. Тогда и брак подпадает под положение о реституции, т.е. признается недействительным с того самого дня, когда он был зарегистрирован. Но в этом случае выиграет Нина, и вот почему.

 

Статья 27 СК РФ. Признание брака недействительным

4. Брак признается недействительным со дня его заключения (статья 10 настоящего Кодекса).

 

Это означает, что если бы за признанием брачного договора недействительным следовало признание и самого брака недействительным (что вполне логично), то и раздел имущества супругов по п.4 статьи 38 СК РФ «Раздел общего имущества супругов» тоже аннулируется: имущество, нажитое в браке, совместным больше не является и, следовательно, не подлежит разделу.

 

Однако у законодателя есть свое мнение об этом.

 

Статья 27 СК РФ. Признание брака недействительным

1. Брак признается недействительным при нарушении условий, установленных статьями 12 - 14 и пунктом 3 статьи 15 настоящего Кодекса, а также в случае заключения фиктивного брака, то есть если супруги или один из них зарегистрировали брак без намерения создать семью.

 

Более подробно прокомментировал это мнение и Пленум Верховного Суда Российской Федерации в своем Постановлении от 5 ноября 1998 г. N 15:

 

п. 23. Перечень оснований для признания брака недействительным, содержащийся в п. 1 ст. 27 СК РФ, является исчерпывающим и не подлежит расширительному толкованию. К таким основаниям относятся: нарушение установленных законом условий заключения брака (ст. ст. 12, 13 СК РФ); наличие при заключении брака обстоятельств, препятствующих его заключению (ст. 14 СК РФ); сокрытие одним из лиц, вступающих в брак, от другого лица наличия у него венерической болезни или ВИЧ - инфекции (п. 3 ст. 15 СК РФ); фиктивность брака (п. 1 ст. 27 СК РФ).

 

Если бы автоматическое признание брачного договора недействительным признавало бы и сам брак недействительным, то Нина была бы счастлива достичь двух целей – избавиться от молодого наглого мужа и одновременно спасти свой капитал в размере $10 000 000 от очередного дележа.

Скорее всего, юристу Нины стоило бы в таком случае включить в брачный договор пункт о том, что в случае признания судом брачного договора недействительным, стороны (Нина и Шурик) просят признать или считать сам брак недействительным со дня его заключения (п.4 ст. 27 СК РФ «Признание брака недействительным»). Возможно, так Нина смогла бы предотвратить раздел имущества (которое по факту создала она, занимаясь бизнесом и к которому Шурик технически не имеет никакого отношения), а именно п.4 ст. 38 СК РФ «Раздел общего имущества супругов», на основании которой Шурик станет не только успешным аспирантом, но и завидным мужчиной для потенциальных невест. Однако это действующему законодательству, к сожалению для Нины.

 

Доказать же в суде фиктивность брака, чтобы признать брак недействительным, Нине будет довольно сложно, особенно, если Шурик будет демонстрировать суду любовные письма, фото счастливой пары в путешествиях и дома и т.п. Таким образом Нине довольно сложно защищаться от желания Шурика признать брачный договор недействительным. В таком случае Нину ждал бы вот такой «триумф справедливости»:

 

Статья 30 СК РФ. Последствия признания брака недействительным

2. К имуществу, приобретенному совместно лицами, брак которых признан недействительным, применяются положения Гражданского кодекса Российской Федерации о долевой собственности. Брачный договор, заключенный супругами (статьи 40 - 42 настоящего Кодекса), признается недействительным.

4. При вынесении решения о признании брака недействительным суд вправе признать за супругом, права которого нарушены заключением такого брака (добросовестным супругом), право на получение от другого супруга содержания в соответствии со статьями 90 и 91 настоящего Кодекса, а в отношении раздела имущества, приобретенного совместно до момента признания брака недействительным, вправе применить положения, установленные статьями 34, 38 и 39 настоящего Кодекса, а также признать действительным брачный договор полностью или частично.

Добросовестный супруг вправе требовать возмещения причиненного ему материального и морального вреда по правилам, предусмотренным гражданским законодательством.

 

В случае такого прекрасного исхода для истицы, Нина даже получила бы выплату материального вреда, причиненного ей этим идиотом Шуриком…

Изучая обзор судебной практики по делам о признании брака недействительным (утвержден Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 14.12.2022), вот что удалось найти

 

 В 2019 году судами всего было рассмотрено 596 дел о признании брака недействительным. В 2020 году количество дел уменьшилось на 26 % (440 дел), в 2021 году было рассмотрено 647 дел (на 47 % больше, чем в 2020 году).

Изучение материалов судебной практики показало, что наибольшее количество дел о признании брака недействительным было рассмотрено судами по основанию регистрации брака супругами или одним из них без намерения создать семью (фиктивный брак) (пункт 1 статьи 27 СК РФ).

При разрешении споров суды исходили из того, что юридически значимыми обстоятельствами являются установление воли лиц, вступающих в брак, направленной на создание семьи, наличие признаков семьи и направленность воли лиц, вступивших в брак, на сохранение семьи после заключения брака.

На требования о признании брака недействительным срок исковой давности не распространяется.

Отсутствие намерения супруга или одного из них создать семью является основанием для признания брака недействительным (фиктивным). [Для этого супруги не должны жить вместе после брака].

 

Но, увы, необходимых оснований для Нины здесь не нашлось и сценарий в суде будет разворачиваться совершенно в другом направлении и не в пользу Нины. А почему? Вот что выяснил Шурик, вникая в суть цивилистики.

Почему факт не порождает право?

Под понятием юридического факта в практике и в юридической науке принято понимать обстоятельства, являющиеся причиной, например, возникновения правовых отношений. Брачный договор при заключении, считается юридическим фактом, так как он создает конкретные правовые отношения супругов, обязывающих их, при разделе имущества, нажитого в браке, в случае прекращения брака, разделить это имущество не согласно статьи 38 СК РФ «Раздел общего имущества супругов», а по специальному режиму раздела имущества - Статьи 40 СК РФ «Брачный договор». Вроде бы все понятно в это конструкции, но на практике дело обстоит иначе. Те наивные сознательные и доверчивые граждане, как наша Нина в том числе, верящие в закон и его правовые последствия сейчас будут сильно разочарованы. И парадокс вот в чем.

 

ГК РФ Статья 420. Понятие договора

1. Договором признается соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей.

 

Согласно ст. 420 ГК РФ Брачный договор порождает обязанности и права. Давайте зафиксируем эти две основные мысли – права и обязанности, и попробуем разобраться, в отношении чего и у кого возникают права, и в отношении чего и кого какие обязанности возникают.

 

ГК РФ Статья 421. Свобода договора

4. Условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами (статья 422).

 

Так же закон говорит о том, что стороны вправе сами определять условия договора, ведь именно стороны, подписывая договор, создают юридический факт, из которого возникают их права и обязанности. В этом и заключается понятие диспозитивности dispositive principle – принципа гражданского права, при котором право появляется при подписании, в нашем случае, брачного договора и это право можно защищать в суде.

Итак, подписав брачный договор, юридический факт на основании диспозитивного принципа порождает правовые последствия данного относительно того, что в данном договоре о специальном разделе имущества прописано, что подтверждается нормой права о свободе договора и ст. 42 СК РФ:

 

Статья 42 СК РФ. Содержание брачного договора

1. Брачным договором супруги вправе изменить установленный законом режим совместной собственности (статья 34 настоящего Кодекса), установить режим совместной, долевой или раздельной собственности на все имущество супругов, на его отдельные виды или на имущество каждого из супругов.

Брачный договор может быть заключен как в отношении имеющегося, так и в отношении будущего имущества супругов.

Супруги вправе определить в брачном договоре свои права и обязанности по взаимному содержанию, способы участия в доходах друг друга, порядок несения каждым из них семейных расходов; определить имущество, которое будет передано каждому из супругов в случае расторжения брака, а также включить в брачный договор любые иные положения, касающиеся имущественных отношений супругов.

 

Правовыми последствиями, вытекающими из подписанного сторонами брачного договора, является:

1.       Отказ одной из сторон (Шуриком) притязаний на имущество, приобретенное в браке одной стороной (например, Ниной) на основании статьи 38 СК РФ «Раздел общего имущества супругов»,

2.       Возникновение права владения и распоряжения имуществом у другой стороны (Нины) безо всяких ограничений, находясь в браке.

По логике п.1 статьи 42 СК РФ. Содержание брачного договора у Нины на все имущество, приобретенное ею в браке и оформленное на неё, должно возникать право собственности.

 

Статья 209 ГК РФ. Содержание права собственности

1. Собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом.

2. Собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц, в том числе отчуждать свое имущество в собственность другим лицам, передавать им, оставаясь собственником, права владения, пользования и распоряжения имуществом, отдавать имущество в залог и обременять его другими способами, распоряжаться им иным образом.

 

Однако никакого неограниченного права владения не возникает. Вообще никакого права на основании рассматриваемого нами здесь юридического факта не возникает. Следовательно норма закона статья 42 СК РФ «Содержание брачного договора» не является юридическим фактом. Соответственно, норма закона статья 42 СК РФ «Содержание брачного договора» не является нормой закона. Почему?

 

Если бы норма закона статья 42 СК РФ «Содержание брачного договора» порождала бы хоть какое-то правовое последствие, то Нина, заключив с Шуриком брачный договор, подписав его у нотариуса и находясь при этом в браке, имела бы право:

1.       Отчуждать без согласия супруга движимое и недвижимое имущество

2.       Заложить без согласия супруга движимое и недвижимое имущество

3.       Распоряжаться долями в бизнесе без согласия супруга движимое и недвижимое имущество

4.       Оформить наследство, завещать, подарить движимое и недвижимое имущество

 

Вместо этого, семейные пары, заключившие брачный договор, обязаны на основании СК РФ Статья 34. Совместная собственность супругов и СК РФ Статья 35. Владение, пользование и распоряжение общим имуществом супругов просить супруга просить разрешения у своих супругов на проведение сделок с движимым и недвижимым имуществом:

 

Статья 35 СК РФ. Владение, пользование и распоряжение общим имуществом супругов

2. При совершении одним из супругов сделки по распоряжению общим имуществом супругов предполагается, что он действует с согласия другого супруга.

Сделка, совершенная одним из супругов по распоряжению общим имуществом супругов, может быть признана судом недействительной по мотивам отсутствия согласия другого супруга только по его требованию и только в случаях, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать о несогласии другого супруга на совершение данной сделки.

 

Некоторые теоретики, опровергая этот тезис о необходимости получения разрешения на распоряжение имуществом одного из супругов при наличии брачного договора, ссылаются на следующую норму:

 

Статья 256 ГК РФ. Общая собственность супругов

1. Имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью, если брачным договором между ними не установлен иной режим этого имущества.

 

На практике же Россреестр сделает приостановку регистрации сделки с недвижимостью до получения нотариального разрешения второго супруга, что он не против данной сделки. Таким образом, брачный договор не дает право свободно распоряжаться имуществом Нине, которое по брачному договору оформлено на неё и на которую по брачному договору аспирант и муж по совместительству Шурик не имеет вроде бы никакого отношения.

Другими словами, брачный договор – это ни что иное как правовая (юридическая) фикция, не являющаяся ни юридическим фактом, создающим правовые последствия, ни правом на владение имуществом с момента его подписания. Однозначно и без сомнений можно считать все параграфы СК РФ о брачном договоре фикцией, иначе – вымыслом, заведомым обманом.

«Правовая фикция принадлежит к числу самых востребованных инструментов римской юридической техники», отмечает А.М. Ширвиндт (Ширвиндт А.М. Значение фикции в римском праве: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. – М., 2011. – С. 3.)

«Фикция органично вплетена в логическую структуру материи права вопреки всем законам самой формальной логики, но при этом выполняет столь важную функцию, что без нее вряд ли возможно полноценное правовое регулирование в ряде важнейших сфер общественной жизни» (Маркин А.В. Фикции в римском праве: логическая природа и правовая целесообразность // Вектор науки ТГУ. – 2011. – № 2(16). – С. 243.)

У большинства юристов и адвокатов, наивно пытающихся доказать правовую основу института брачного договора в суде своего доверителя с вытекающими из него правами владения, не возникает мысли о том, что на практике вопрос о наличии или отсутствии права будет решать суд только после развода. Получается, что брачный договор – это не вступление в право владения на то или иное имущество в будущем (приобретённое Ниной за период брака, сколько бы он ни длился) на примере завещания (кстати, сравнение брачного договора и завещания по характеру весьма похожи в этом аспекте – оба договора говорят о будущем имущества), а лишь право требования признания права на это имущество в суде после развода, вероятность которого ничтожно мала.

Другими словами, брачный договор - это не гарантия сегодня на то, что в будущем все, что будет оформлено на Нину согласно статье 42 СК РФ «Содержание брачного договора» так и будет ей принадлежать даже после развода, а напротив, это лишь право требовать на основании dispositive principle в суде признанием Нины владеть и распоряжаться этим имуществом. Это получается не гарантия, а лишь надежда для подписантов брачных договоров иметь шанс на победу в суде после бракоразводного процесса в будущем.

Как поется в известной песне – «надейся и жди, вся жизнь впереди».

Что же превращает юридический факт, а именно весь раздел вещного права – института брачного договора в юридическую фикцию? Это, бесспорно, п.2. ст. 44 СК РФ:

 

Статья 44 СК РФ. Признание брачного договора недействительным

2. Суд может также признать брачный договор недействительным полностью или частично по требованию одного из супругов, если условия договора ставят этого супруга в крайне неблагоприятное положение. Условия брачного договора, нарушающие другие требования пункта 3 статьи 42 настоящего Кодекса, ничтожны.

 

Эту фикцию поддерживает и пресловутый Пленум Верховного Суда Российской Федерации в своем Постановлении от 5 ноября 1998 г. N 15 пункт 15:

 

15. Если брачным договором изменен установленный законом режим совместной собственности, то суду при разрешении спора о разделе имущества супругов необходимо руководствоваться условиями такого договора. При этом следует иметь в виду, что в силу п. 3 ст. 42 СК РФ условия брачного договора о режиме совместного имущества, которые ставят одного из супругов в крайне неблагоприятное положение (например, один из супругов полностью лишается права собственности на имущество, нажитое супругами в период брака), могут быть признаны судом недействительными по требованию этого супруга.

 

В судебной практике достаточно примеров, когда суд признавал брачный договор недействительным только потому, что такому бедному, но очень одаренному аспиранту, как Шурику, при разводе ничего не доставалось! Суд просто неоднократно давал однозначную оценку брачному договору «недействительный» только потому, что суд считал, что, например, Нина должна была оставить «не голым» Шурика, он все же ходил на лекции, в магазин, мыл полы, вел хозяйство, как ни как удовлетворял сексуальные потребности своей жены и имел хорошие отзывы своих знакомых о том, что он прекрасный муж. А еще Шурик за коммунальные счета платил и принес в суд эти квитанции, следовательно – вел общее хозяйство. Ну а значит Нина пять лет назад поставила его этим брачным договором в крайне неблагоприятное положение.

Какая Нина плохая девочка, ведь нормальная жена отдаст за все, что делал Шурик, половину своего заработанного, а именно $5 000 000, ведь не известно, смогла бы она заработать без него такие деньги, ведь Шурик её вдохновлял, а не кто-то другой. Поэтому суд признает договор недействительным, брак признает действительным, включает стандартный режим раздела имущества по ст. 38 СК РФ «Раздел общего имущества супругов».

Нина не понимает, что за это за такое оценочное понятие крайне неблагоприятное положение.

Значит, существует где-то среднее неблагоприятное положение, нормальное и, наверно, близкое (как антоним слова крайнее) неблагоприятное положение? Но о них нам не известно.

Получается, любой брачный договор, по усмотрению суда, на основании якобы объективной оценки судом юридических фактов, можно считать договор либо действительным, либо недействительным. Нет никаких цифр, показателей, определяющих крайне неблагоприятное положение одной из сторон.

Было бы всем понятно, если бы в законе о брачном договоре был бы указан порог допустимого предельного разделения имущества, например 75/25. Так, если у одной из сторон окажется менее 25% от общего имущества супругов при разводе, то такой брачный договор будет считаться недействительным. Однако мы войдем в коллизию с нормой права

 

ГК РФ Статья 421. Свобода договора

4. Условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами (статья 422).

 

Однако отсылка на статью 422 дает нам надежду, что создание пределов раздела имущества, к примеру, в пропорции не менее чем 75/25, прекрасно увяжется со смыслом данной статьи ГК:

ГК РФ Статья 422. Договор и закон

1. Договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения.

 

Как проблема брачного договора решалась бы в эпоху Рима?

Подробно о судьбе имущества брачующихся после вступления в брак я уже изложил в статье https://emelinaludmila.ru/forum/topic/22375-kak-sudy-unichtozhili-institut-brachnogo-dogovora-v-rf/?tab=comments#comment-86176.

В рамках этого исследования проблемы брачного договора нам интересно другое: почему брачный договор не порождает право?

Давайте посмотрим на понятие владения, к примеру землей, римским гражданином через некоторые постулаты:

 

1.       Никто не может изменить сам себе основания владения nemo sibi causam possessionis mutare potest. Это означает, что право возникает только в процессе взаимодействия с кем-то. Основание, или причина любого владения, всегда имеет некий источник - causa possessionis. Этот источник является юридическим фактом. Этот юридический факт создает последствия, как правовые (права владения, права дарения, мены и т.п.), так и обязательственные (передать объект, оплатить, вернуть и т.д.).

2.       Владение как право possessio, possessio civiles понималось в Риме как сочетание «воли на владение» - animus possessionis с обязательным отношением владельца к вещи «как к своей» - animus domini и физическим соприкосновением к предмету владения – «телу владения» corpus possessionis. В некоторых случаях, когда невозможно было физически «держать» под ногами все, например, 10 гектаров земли, можно было физически обозревать этот участок земли – «глазами и намерением», oculis et affectu. Однако чаще всего это был контакт с небольшими вещами, которые можно было просто взять в руку corpore et tactu.

3.       Владение приобретается гражданином, когда элементы намерения (воли на владение) с отношением к вещи как к своей и физическим прикосновением (обладанием) соединяются в одном лице, apiscimur possessionem animo et corpore - «мы получаем владение волей и телесным воздействием», fr. 3. 1. D. 41. 2.

4.       Ну и куда проще и понятнее то, что владение утрачено, когда один из этих элементов исчезает «владение теряется либо утратой воли, либо физической связи с вещью» - amittimur possessionem aut animo aut corpore.

 

Все, что перечислено в этих четырех пунктах, по-видимому, характеризует владение либо как юридический факт, либо говорит о владении как о праве. На эту тему есть многовековой спор между сторонниками Савиньи (считали владение фактом, «Право владения» нем. Das Recht des Besitzes, 1803 год) и последователями взглядов Йеринга (считали владение правом).

 

Автор этой статьи и ваш коллега искренне считает, отчасти соглашаясь с мнением маститого романиста нашей эпохи и сторонника идей Савиньи, д.ю.н, профессора Дмитрия Вадимовича Дождева, что владение – это все же факт, но факт с юридическими последствиями, и факт превращался в право в Риме лишь путем интердикта.

 

Источником владения может быть только основание – causa, или основание сделки. Брачный договор, как основание будущего, по мнению законодателя, владения, является causa или фактическим основанием того, что у одного из супругов возникнет право на ту недвижимость (к примеру, квартиру и загородный дом), на которую в течение брака он заработает и самое главное – оформит на себя (будет её фактическим держателем, corpus possessionis, о чем будет запись в Росреестре). И вот нам следует понимать, что иметь записанный в период брака объем недвижимости (например, сеть фитнес-салонов Нины) при наличии брачного договора и «записанные» в Росреестре на эту самую Нину – это же еще не право владения possessio civiles, а всего лишь факт, а не право. Другими словами, право владения – это не право, а факт. У Нины нет права на сеть фитнес-салонов, у нее есть право владения как факт и об этом ей напоминает брачный договор. У этого факта есть некие юридические последствия, но не более. Право на эти фитнес-салоны установит суд, когда аспирант юрфака Шурик придет туда с иском о признании брачного договора не действительным. И вот тогда суд и решит, у кого из них – у Нины или у Шурика будет право на эту сеть фитнес-салонов, оцененные в $10 000 000, которые будут либо по-прежнему находиться на учете в Россреестре у Нины и она получит на них право владеть и распоряжаться ими и дальше в суде, либо суд посчитает, что их нужно будет продать и с выручки отдать $5 000 000 Шурику, так как он оказался с точки зрения раздела имущества по брачному договору по отношению к Нине в крайне неблагоприятном положении. Тогда право владения будет признано судом за Шуриком.

 

Именно по такому принципу и в Римском праве факт владения (наличие физического соприкосновение с вещью - corpus и соответствующее внутреннее намерение владеть им - animus) тоже становился правом при помощи интердикта - Interdictum uti possidetis, который предназначался для охраны владения недвижимой вещью. Однако, наличие двух юридических фактов – владения и интердикта порождают право на недвижимость в Римском праве, сочетание владения и решение суда может не породить создание владельческой защиты и права у Нины на ее сеть фитнес-салонов. Если мы заменим слово «право» на «собственность», то смысл различия правовых последствий будет еще очевиднее.

Относительно взглядов Р. фон Иеринга, который в своих более поздних работах все-таки стал соглашаться с Савиньи, Нина является фактической стороной собственности, ибо Иеринг именно так небезосновательно считал владение (сочетание corpus + animus), или «Tatsachlichkeit des Eigentums».

 

Подтверждая логику того, что Нина не собственник своей сети фитнес-салонов до решения суда, уместно вспомнить Итальянское уложение, где владение (сочетание corpus + animus) не считалось правом - «Владение есть удержание вещи, которая принадлежит кому-либо или непосредственно, или через другое лицо, удерживающее вещь от имени ее владельца». В гражданском кодекс Аргентины в ст. 2363 от 1871 года вообще цитируется классическое определение владения из Дигестов Юстиниана: «лицо владеет, потому что владеет» (D. 5.3.11 – 12).

Свод законов Российской империи, ст. 523, допускал категорию «незаконного владения», тем самым доказывая точку зрения, что в таких случаях речь не может идти о праве (собственности), а лишь о фактическом состоянии (владении).

 

И знаете, какой аргумент доказывает на 100%, что Нина не является настоящим, титульным или оригинарным владельцем, собственником своего бизнеса? То, что Нина, находясь в браке, имея брачный договор, не может в полной мере, без юридических, порой непредсказуемых последствий, не озираясь назад, распоряжаться своим имуществом – дарить его, завещать, закладывать, ибо суд в недалеком будущем может признать эти действия не законными в случае, конечно, признания брачного договора недействительным.

 

Существует извечный спор. Сторонники правой теории владения утверждают, что закон защищает именно владение, следовательно, владение – это право. Сторонники противоположной теории, к коим отношусь и я, возражают первым тем, что если правопорядок будет упразднен, то владение как факт останется.

 

Если мы посмотрим на судебную практику относительно взглядов судов на природу владения, о которой мы сейчас рассуждаем, то мы сделаем поистине резонансное для себя открытие. Весьма интересно Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 25.11.2008 № 50-В08-4. Преамбула была такова. Господин А. сдал внаём квартиру господину Б, который впоследствии продал по поддельным документам третьему лицу. Произошла цепочка сделок. Узнав об этом, господин А. подал виндикационный иск к последнему владельцу квартиры господину К. И вот самым интересным был вопрос: выбыла ли квартира из владения по воле господина А или против его воли!

 

ГК РФ Статья 302. Истребование имущества от добросовестного приобретателя

1. Если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать (добросовестный приобретатель), то собственник вправе истребовать это имущество от приобретателя в случае, когда имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из их владения иным путем помимо их воли.

 

Если воля на выбытие квартиры из владения господина А. будет доказана в суде, т.е. тот добровольно передал квартиру во владение господину Б., то господин К. владеет ею законно, согласно п.1 ст. 302 ГК РФ, и мы имеем яркий пример того, что владение – это юридический факт, а право (признание собственности) – это следствие решение суда. Здесь мы говорим о владении как о физическом господстве над вещью corpus possessionis. В Риме такая владельческая ситуация носила название пассивной легитимации по виндикационному иску и связана была с тем, что в данном примере господин К. не мог попросить претора признать его право на владение, но мог выиграть суд, ведя себя в суде пассивно, не доказывая свою правоту: истец (господин А.) должен был доказать претору, что он не терял владение над квартирой и в данном случае проиграл бы, потому что как минимум уже квартира не была corpus possessionis или господин К. платил коммунальные платежи и это значит, что уже К. относился к квартире «как к своей» - animus domini.

 

В Риме был так же еще один весьма эффективный способ защиты своего владения – активной легитимации на интердикт. Это означало бы, что господин К., используя интердикт претора, защищал бы свою квартиру от попыток выселить его господином А., однако такого метода защиты, к сожалению, в ГК РФ нет, а очень жаль. Господину К. нужно всего лишь было доказать, что он владеет квартирой (физически в ней живет) и относится к ней, как к своей (прибирается, делает ремонт, платит коммунальные платежи).

 

Если воля на выбытие квартиры из владения господина А. не будет доказана в суде, тогда господин А. будет законно виндицирует свою квартиру вновь свое владение. Для этого владением нужно признать не физическое владение, то, что владение – это запись в реестре прав на недвижимость («Tabularbesitz» - аналог владения по записи в Германском правопорядке), тогда господин А. не давал согласие и его воли не было в том, чтобы изменить запись в реестре, это сделал господин Б. по поддельным документам.

 

Поэтому очень важно то, как суд смотрит на владение – как на факт, или как на право. Верховный суд РФ занял позицию господина А, отменив решения нижестоящих инстанций и признал в России существование так называемого «книжного владения» (Buchbesitz – фактическое, естественное) в судебной практике по примеру Германского права.

Эту точку зрения на «книжное владение» поддерживает вывод из Постановления Третьего арбитражного апелляционного суда от 14.12.2011 по делу № А33-5496/2011:

 

 «владение недвижимостью, подразумевает не только и не столько фактическое господство, сколько правовой режим вещи, определенный необходимостью государственной регистрации прав. В силу чего, об утере владения истец мог узнать только, получив сведения из ЕГРП»

 

Подытоживая рассуждения о факте и праве надо добавить следующее. Владение, согласно Савиньи – это факт, связанный с юридическими последствиями, нуждающийся в юридической защите, рассматривающийся в процессе как факт, но не лишает его и иска о праве.

Эту точку зрения поддерживает и В.М. Хвостов: «Право, лишь только оно возникло, отрешается от производящего его факта».

Нахождение во владении у Нины сети фитнес-салонов на основании брачного договора – это фактическое владение с элементом «книжной записи», которая существует только до решения суда по иску Шурика о признании брачного договора недействительным. "Владелец же имеет право, пока фактически владеет" – писал В.М. Хвостов, а после суда права владения суд может лишить.

 

Выводы:

1.       Брачный договор не является юридическим фактом, т.к. из него не вытекает однозначного правового последствия.

2.       Брачный договор не создает право владения, оно создает некую отсрочку решения этого вопроса в будущем.

3.       Брачный договор похож на завещание самому себе, которое будет всегда оспариваемо второй стороной.

4.       Брачный договор - это факт, а не право. Об этом говорит римское право и судебная практика.

5.       Брачный договор - это психологический инструмент, создающий временное спокойствие за сохранность своего имущества одного из супругов до развода.

6.       Брачный договор не спасает от раздела имущество, которое было до брака - Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 12 сентября 2017 г. N 33-18893/2017

7.       Брачный договор не является правом, так как лишен правой охраны.

8.       В записи Росреестра нет упоминания о том, что объект недвижимости зарегистрирован на основании брачного договора. Следовательно, Брачный договор не порождает права, в отличии от договора купли-продажи.

9.       Брачный договор не является правом, потому что имущественный комплекс, определенный им в браке, нельзя продать, заложить, завещать, подарить без разрешения супруга(и).

10.   Брачный договор по многим причинам является стоп - фактором для состоятельных людей, желающих вступить в брак.

11.   Брачный договор, как завещание, как любой юридический факт по мнению В.М. Хвостова, тоже является производящим фактом, остающимся в прошлом, порождая этим субъективное право. Однако же уходя на задний план после этого, забирает с собой так и не состоявшееся новое правоотношение по причине неоднозначности судебных решений, что порождает

 

Со своей стороны я искренне надеюсь, что законодатель устранит правовые пробелы и брачный договор получит статус права, защитит имущество сторон брака и уберет правовой риф под названием «крайне неблагоприятное положение» (п2. ст. 44 СК РФ. Признание брачного договора недействительным), о который разбилась не одна тысяча семей в правовом море семейного кодекса РФ.

Изменено пользователем Сергей Яворский
Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Присоединяйтесь к обсуждению

Вы можете опубликовать сообщение сейчас, а зарегистрироваться позже. Если у вас есть аккаунт, войдите в него для написания от своего имени.
Примечание: вашему сообщению потребуется утверждение модератора, прежде чем оно станет доступным.

Гость
Ответить в тему...

×   Вставлено в виде отформатированного текста.   Вставить в виде обычного текста

  Разрешено не более 75 эмодзи.

×   Ваша ссылка была автоматически встроена.   Отобразить как ссылку

×   Ваш предыдущий контент был восстановлен.   Очистить редактор

×   Вы не можете вставить изображения напрямую. Загрузите или вставьте изображения по ссылке.

Загрузка...
×
×
  • Создать...