Перейти к публикации

Пути взыскания задолженности: что делать, когда должник успел продать активы до решения суда?


Рекомендованные сообщения

Сергей Яворский

Выиграть судебный процесс о взыскании задолженности по договорам займа – дело не самое сложное. Как мы знаем, pacta sunt servanda, а  любая действительная сделка порождает правовые последствия и правовой результат.

Ответчик по делу о  № 02-5751/2020 (гр. дело суда первой инстанции) пытался затянуть процесс, аргументируя свою позицию тем, что я, как физическое лицо, обязан был уведомить ответчика, коим был Индивидуальный предприниматель (ИП), претензионным письмом об урегулировании спора о долге досудебным соглашением.

Ответчик, понимая положение ab omni judicio provocari licet, в своей апелляционной жалобе ссылался на пункт 1 ч. 1 ст. 135 ГПК РФ и на основании 132, 136 ГПК РФ просили суд возвратить заявление истцу (мне). Так же ответчик считал, что описка в договоре может так же считаться причиной возврата заявления истцу. Данные действия ответчика – ни что иное, как затянуть время, чтобы реализовать активы, на которые в последствии может быть обращено взыскание выигравшей стороной процесс. Другими словами, даже если aequĭtas sequĭtur legem и я выиграю суд, взыскать после получения исполнительного листа с должника технически будет нечего.

 

Позиция апелляционной инстанции была очень простой и понятной.

 

В соответствии со ст. 421 ГК РФ граждане и юридические лица свободны в заключении договора, поэтому Мосгорсуд принял следующее решение (Дело № 33-34732/2021  суда апелляционной инстанции):

«Доводы апелляционной жалобы ответчика не содержат правовых оснований к отмене решения и в своей совокупности сводятся к несогласию и с изложенными выводами суда, оценкой фактических обстоятельств дела, основаны на ошибочном толковании норм материального права

Указание на допущенную судом описку в дате возврата денежных средств, установленных договором, которой является 08 июля 2019 г. (вместо указанного судом 08 июля 2018 г.), не изменяет правовой природы возникших между сторонами правоотношений и наступления срока платежа

Таким образом, разрешая заявленные требования, суд первой инстанции правильно установил имеющие значение для дела фактические обстоятельства, дал им надлежащую юридическую оценку, правильно применил положения действующего законодательства, регулирующие спорные правоотношения, и решение судом по делу вынесено правильное, доводы жалобы не содержат предусмотренных ст. 330 ГПК РФ оснований для отмены решения суда в апелляционном порядке

Решение Люблинского районного суда адрес от 07 декабря 2020 года оставить без изменения, апелляционную жалобу – без удовлетворения».

Выиграть суд – не значит взыскать денежные средства. Не смотря на obligatio est juris vinculum, необходимо принудить ответчика выплатить денежные средства. К сожалению, против меня работали два фактора.

 

Первый фактор – по исполнительному листу ФССП работает очень вяло, а ходить к приставу и стоять у него над душой, тратя на это дни и недели у меня нет времени, хотя существует целый кейс работы с приставами.

 

Второй фактор – между подачей апелляционной жалобы ответчиком и решением Мосгорсуда в мою пользу ответчик реализовал три автомобиля и переоформил ООО с действующим бизнесом на другие лица.

Поэтому, даже реализовав советы о том, как правильно работать с приставом и мотивировать его разными способами (от жалоб до бонусирования), взыскивать с ответчика будет нечего.

 

Какие варианты существуют варианты решения в подобной ситуации?

1.      Продажа долга коллекторам. Как правило, продажа таких долгов за реальные деньги оценивается в среднем до 5% от суммы в исполнительном производстве. Мне такой вариант не подходил.

2.      Нанять коллекторов  «на подряд» по условию 50/50. Риск только в том, что если данные взыскатели

3.      Можно постараться преследовать должника по УК РФ Статья 315, однако судебная практика показывает, что до подобного наказания доходят лишь 5-7% подобных дел, будет масса смягчающих условий.

4.      Введение процедуры банкротства (ФЗ от 26.10.2002 N 127-ФЗ) – дело очень длительное и дорогостоящее.

 

Решение данной проблемы лежит совершенно в иной плоскости. Ввиду того, что ответчик смог реализовать свои активы до решения суда апелляционной инстанции (ходатайства об аресте активов были судом приняты, но не реализованы), я имею возможность  признать сделку отчуждения автотранспорта мнимой на основании ч. 1 ст. 170 ГК РФ

1.      У сторон этой сделки на основании п. 1 ст. 167 ГК РФ  никакие права и обязанности у сторон не возникают.

2.      Реституция не применяется в отношении мнимых сделок, поскольку п. 2 ст. 167 ГК РФ связывает ее применение с фактом исполнения сделки (Постановление Президиума ВАС РФ от 18.10.2012 N 7204/12). Однако мнимой может быть признана и такая сделка, которую формально стороны исполнили (п. 86 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25). Другими словами, стороны (мой должник и покупатель активов моего должника) не будут обязаны вернуть друг другу все в первоначальное положение.

3.      В суд я могу выйти с иском о виндикации к третьему лицу в рамках одного процесса, если мой ответчик и третье лицо имеет общую подсудность (можно в иске указать просьбу в одной подсудности третье лицо объединить).

4.      Третья сторона (покупатель автотранспорта у моего должника) не сможет обжаловать это решение.

Вот что о данной ситуации говорит Постановление Пленума ВАС РФ от 23 декабря 2010 г. № 63, пункт 29.5.:

Если сделка является ничтожной или оспоримая сделка признана недействительной, но не на основании статей 61.2 или 61.3 Закона о банкротстве либо других норм этого закона, а по общим основаниям, предусмотренным гражданским законодательством, судам необходимо исходить из следующего.

В таких случаях применяются предусмотренные пунктом 4 статьи 61.6 Закона о банкротстве правила (с учетом толкования, данного в пункте 25 и абзаце втором пункта 27 настоящего постановления); пункты 2 и 3 этой статьи не применяются.

При решении вопроса о том, текущим или подлежащим включению в реестр является денежное реституционное требование контрагента по сделке к должнику, судам следует исходить из следующего. Поскольку согласно пункту 1 статьи 167 ГК РФ недействительная сделка недействительна с момента ее совершения, требование другой стороны о возврате полученных должником денег или возмещении стоимости полученного должником в деньгах считается возникшим в момент такого предоставления. В случае, когда такое предоставление было совершено до возбуждения дела о банкротстве, указанное требование не относится к текущим платежам и подлежит включению в реестр требований кредиторов. Исполнительное производство по не являющимся текущими денежным реституционным требованиям контрагента в процедурах наблюдения, финансового оздоровления и внешнего управления в силу абзаца четвертого пункта 1 статьи 63, абзаца пятого пункта 1 статьи 81 и абзаца второго пункта 2 статьи 95 Закона о банкротстве приостанавливается, а в процедуре конкурсного производства на основании абзаца шестого пункта 1 статьи 126 Закона прекращается.

Если сделка является ничтожной, то, поскольку ничтожная сделка недействительна независимо от признания ее таковой судом, сроки для предъявления реституционного требования (пункт 1 статьи 71 и абзац третий пункта 1 статьи 142 Закона о банкротстве) исчисляются по общим правилам.

Если недействительная сделка была исполнена обеими сторонами (как должником, так и контрагентом), то в случае, когда должник обязан в порядке реституции уплатить контрагенту деньги, а контрагент - вернуть должнику вещь, необходимо иметь в виду, что в связи со встречным характером обязательств сторон (статья 328 ГК РФ) в таком случае применяются правила статьи 359 ГК РФ об удержании, а потому на основании статьи 360 ГК РФ требование контрагента включается в реестр как обеспеченное залогом и удовлетворяется в порядке статьи 138 Закона о банкротстве.

Если же, напротив, должник обязан в порядке реституции вернуть контрагенту вещь, а контрагент - уплатить должнику деньги, то исполнительное производство по требованию контрагента о возврате вещи в процедурах наблюдения, финансового оздоровления и внешнего управления применительно к абзацу четвертому пункта 1 статьи 63, абзацу пятому пункта 1 статьи 81 и абзацу второму пункта 2 статьи 95 Закона о банкротстве приостанавливается, а в процедуре конкурсного производства применительно к абзацу шестому пункта 1 статьи 126 Закона прекращается; при этом исходя из статей 328, 359 и 360 ГК РФ должник не передает контрагенту соответствующую вещь до того, как контрагент заплатит должнику соответствующую денежную сумму, а если выплата не будет произведена в срок, определенный судом, рассматривающим дело о банкротстве, должник вправе реализовать указанную вещь по правилам реализации предмета залога (статья 138 Закона о банкротстве), и вырученные от реализации этой вещи денежные средства за вычетом причитающейся должнику суммы перечисляются полностью контрагенту.

Если недействительная сделка, связанная с передачей вещи, была исполнена только контрагентом в пользу должника и должник обязан в порядке реституции вернуть контрагенту владение его вещью, то по такому требованию допускается исполнительное производство в ходе любой процедуры банкротства, поскольку эта вещь не входит в конкурсную массу и требование о ее возврате не является конкурсным.

(п. 29.5 введен Постановлением Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 N 59)

 

Возникает вопрос: а это вообще реально? Можно без процедуры банкротства взять вот так и изъять проданный должником автотранспорт у его фактического покупателя, избегая колоссальных затрат на конкурсного управляющего? Да, можно.

Для этого необходимо внимательно прочитать ФЗ -229 об исполнительном производстве, а именно ст. 77. Обращение взыскания на имущество должника, находящееся у третьих лиц.

Таким образом, во внеконкурсном оспаривании надо признать такую сделку моего должника недействительной, при этом реституция не происходит и пристав фактически изымает у покупателя по такой недействительной сделке автотранспорт и проданное ООО, реализовывая его в дальнейшем.

Нужно отметить, что в России сформирован устойчивый институт внеконкурсного оспаривания, где подобные сделки причиняют весомый ущерб подобным мне кредиторам, поэтому подобные сделки признаются ничтожными  (п.1 ст.10 и п.2 ст.168 ГК РФ). Однако наши суды не всегда способны в силу своей компетенции различить внеконкурсное оспаривание и мнимость, и считают признание сделки недействительной одновременно и ст. 10 и 168, и ст. 170 ГК.

В ближайшее время начну данный процесс, буду держать вас в курсе событий и буду надеяться, что jus est ars boni et aequi.

 

P.S. А как если бы жили в Древнем Риме, решался бы данный вопрос в суде с должником?

 

1. Как и в ГК РФ Статья 307, так и в Римском праве, я назывался бы кредитором (от credo - верю). Дефиниция понятия кредитор говорит о моей вере в то, что должник исполнит свои обязательства, потому что он должен оправдать веру в себя передо мной. Красиво и эпотажно.

2. Согласно legis actio есть legis actio per manus injectionem или manus injectio можно было предъявить иск к должнику и начался бы следующий процесс, превосходно описанный Покровским:

"Истец приводит ответчика в суд (перед трибунал магистрата) и здесь, произнося формулу «quod tu mihi damnatus es sestertium X milia, quandoc non solvisti, ob eam rem ego tibi manum inicio» («так как ты мне должен 10000 сестерциев, поскольку не уплатил, по этой причине я на тебя налагаю руку»), накладывает на него руку. Если ответчик здесь же, немедленно, не уплатит (что, по общему правилу, и бывает, ибо, если бы ответчик мог уплатить, он уплатил бы ранее), то истец уводит должника к себе, может заключить его в оковы. В продолжении 60 дней истец держит должника у себя, но в течение 3 рыночных дней он должен выводить должника на рынок и здесь объявлять сумму его долга — в предположении, что, может быть, найдутся лица, которые пожелают его выкупить. По истечении 60 дней должник предоставляется на полную волю кредитора: он может его или убить, или продать в рабство trans Tiberim. «Tertiis nundinis capite poenas dabant aut trans Tiberim pеregre venum ibant» («В третий базарный день они предавались смертной казни или поступали в продажу за границу, за Тибр») — говорит Авл Геллий. Если окажется несколько кредитов, то, постановляют законы XII таблиц, они могут рассечь несостоятельного должника на части пропорционально размерам своих требований, но если кто — либо из них (по ошибке) отсечет больше или меньше, то это ему не ставится в вину: «Tertiis nundinis partis secanto. Si plus minusve secuerunt, se fraude esto» («В третий базарный день пусть разрубят на части [должника]. Если отрубят больше или меньше, пусть это не подлежит наказанию»). Некоторые из современных ученых думали избежать такого буквального понимания этого положения тем, что относили слова о рассечении не к телу должника, а к его имуществу. Но такое толкование не может быть принято: если уже дело доходило до продажи должника в рабство, стало быть, у него никакого имущества нет. Правило это отражает в себе ту древнейшую эпоху обязательственных отношений, когда обязательство давало кредитору право на самую личность должника и взыскание по долгу легко переходило в месть за неплатеж (ср. приведенные выше слова Авла Геллия, «capite poenas dabant»).

Если бы ответчик, подвергнувшийся manus injectio, захотел оспаривать существование долга, захотел «сбросить с себя руку», то сам он этого уже сделать не может: ему не позволяется «manum sibi depellere et pro se lege agere»(сбросить с себя руку и защищать себя в гражданском процессе). За него должно выступить какое - либо другое лицо - так называемый vindex, который, отстранив руку истца, освободит этим самым ответчика окончательно, но примет весь спор уже на себя и, в случае неосновательности своего вмешательства, платит вдвое (отвечает in duplum)." [Покровский А.И. История римского права, с. 27]

 

3. Обязательство в Древнем Риме были не просто пустыми словами, синонимом слова являлось "связанность, оковы". "Надо заметить, что в древнейшую эпоху "оковы", "связанность" не были только фигуральными выражениями. В законах XII таблиц содержалось постановление, из которого видно, что неоплатного должника связывали веревками или цепями, причем предусмотрительно нормировался даже вес надевавшихся цепей (15 фунтов). Должника, не уплатившего в срок своего долга, кредитор мог захватить (даже без суда), а затем убить или продать в рабство. В IV в. до н.э. законом Петелия было запрещено кредиторам убивать или продавать должника. Возможность личного задержания должника осталась и в дальнейшем, но с конца республики должник мог избежать личной ответственности, передав кредиторам свое имущество: за долги лица стало отвечать его имущество. Оковы из физических, какими они были по законам XII таблиц, превратились в юридические: "связанность" стала выражаться в имущественной ответственности должника по обязательству". [ Новицкий И.Б. Основы римского гражданского права – М.:, 2022 г, с.115]

 

4. Отмена долговых тюрем 7 марта 1879 года в России породило и порождает до сих пор создания целого класса мошенников, аферистов, коррупционеров и влияние некоторого политического лобби в современной России, на мой взгляд, создало ряд возможностей для ответчиков избегать наказания, в том числе и правовых. Требуется реформа права в этой области.

 

А пока должник, оставаясь не связанным ничем, всегда на шаг впереди кредитора, который "поверил" в его "искреннее" желание исполнить свои обязательства. Кредиторы остаются людьми, верующими (от credo - верю) в порядочность и нравственность должников, которые однажды (хочется в это верить) станут относится к своим обязательствам, к долгу, как к своему animus domini.

 

Полезные материалы для ознакомления с данной темой:

Коциоль Х. Основы и спорные вопросы оспаривания действий должника, совершенных во вред его кредиторам Пер. К.А. Усачевой // Вестник гражданского права. 2017. №3, №4

Усачева К.А. Внеконкурсное оспаривание поведения должника, причиняющего вред его кредиторам: российское право и европейская правовая традиция // Вестник гражданского права. 2017. N 5. С. 8 – 54 (статья размещена в Консультант Плюс)

Курбанов Б.М., Усачева К.А. Институт «внеконкурсного оспаривания». Какие нюансы нужно учесть на практике // Арбитражная практика. 2017. № 1

Генкин Д.М. Относительная недействительность сделок // Юридический вестник. 1914. Кн. VII – VIII (перепечатано в: Вестник гражданского права. 2014. № 4, статья размещена в Консультанте Плюс).

Видеозапись научно-практического круглого стола «Оспаривание сделок при банкротстве: проблемные вопросы» (М-Логос, 24.10.16)

Гримм Д.Д. Оспаривание актов, совершенных во вред кредиторам (по поводу законопроекта, внесенного в Государственную Думу) // Вестник гражданского права. 2010. N 4. С. 126 — 191

Изменено пользователем Сергей Яворский
Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Спасибо за интересный материал, уважаемый Сергей Анатольевич! Ждем от Вас еще, поскольку у Вас всегда очень интересные доклады и сообщения.:welcome:

Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Присоединяйтесь к обсуждению

Вы можете опубликовать сообщение сейчас, а зарегистрироваться позже. Если у вас есть аккаунт, войдите в него для написания от своего имени.
Примечание: вашему сообщению потребуется утверждение модератора, прежде чем оно станет доступным.

Гость
Ответить в тему...

×   Вставлено в виде отформатированного текста.   Вставить в виде обычного текста

  Разрешено не более 75 эмодзи.

×   Ваша ссылка была автоматически встроена.   Отобразить как ссылку

×   Ваш предыдущий контент был восстановлен.   Очистить редактор

×   Вы не можете вставить изображения напрямую. Загрузите или вставьте изображения по ссылке.

Загрузка...
×
×
  • Создать...