Перейти к публикации
Ворожцова Татьяна

Рассказ для конкурса произведений

Рекомендованные сообщения

Ворожцова Татьяна

После бури
В университете у меня был знакомый. Нет, не друг, а именно знакомый, хотя окружающим казалось, что нас связывают довольно тесные отношения. Быть может оттого, что Серега (так его все звали) был довольно добродушным и чересчур общительным парнем. На всем потоке, наверное, не было никого, кто бы хотя бы раз не заговорил с ним по-душам. 
Не знаю почему, но ко мне он был особенно привязан. Возможно, что в дальнейшем мы бы стали лучшими друзьями, если бы не тот случай, после которого мы перестали общаться. Нет, между нами не произошло ни ссоры, ни объяснений. После того, как мы узнали об этом, то просто не смогли больше пребывать в обществе друг друга. 
С того дня Серега словно растратил весь свой веселый нрав: стал молчаливым, пропускал занятия и начал по-крупному выпивать. В конце концов, он забрал документы и больше не выходил ни с кем на контакт. Дальнейшая его судьба для меня так и осталась неизвестной. Хотя, от кого-то (не могу вспомнить от кого именно) я и слышал, что Серега умер, но посчитал эти слова лишь слухами, либо собственными рассуждениями собеседника. 
Тот случай отразился и на мне: два месяца я не мог спокойно спать, каждую ночь просыпаясь от ночных кошмаров. От недосыпа и мук совести я не мог нормально учиться и дважды оказывался на грани отчисления. Только благодаря моим прошлым заслугам мне удалось с большим трудом не вылететь из универа. 
С течением времени я вернулся к обычной жизни: совесть перестала терзать меня, кошмары отступили, а воспоминания об этом, стали медленно забываться. Однако каждый раз, вспоминая об этом, я задаюсь вопросом: почему наша шутка закончилась так?
У Сереги был довольно странный сосед в общаге: он мало с кем общался, редко посещал пары (при этом каким-то загадочным образом умудрялся учиться на «отлично») и с особым благоговением относился к одной своей шкатулке, где хранил свои таинственные сокровища. Он всегда ее прятал и никогда не позволял до нее дотрагиваться. Никто не знал, что же такое ценное хранится внутри, и Серега даже как-то раз подшутил, что внутри этой шкатулки обитают демоны, высасывающие жизнь из своих владельцев. Тогда мне его слова показались забавными, но сейчас, десять лет спустя, размышляя над ними, я каждый раз задаю себе один и тот же вопрос: «А не был ли он прав?». Была ли та шкатулка порождением дьявольских сил? И ее ли вина в произошедшем? 
А ведь все так хорошо начиналось… В те майские праздники мы всем потоком решили выбраться на пикник. Погода в то время выдалась на редкость хорошей, так что на природу отправились все, кто тогда были в городе. Всего же нас собралось человек двадцать или тридцать – больше половины потока. В их числе были и наша с Серегой компания, и, ко всеобщему удивлению, тот парень. 
Хоть он и присоединился к нам, но по прежнему мало с кем разговаривал: поговорил с двумя-тремя парнями на уровне “привет-пока” и высказал пару замечаний по поводу погоды. Сам же все время сидел в стороне изредка заглядывал в телефон, молчаливо о чем-то раздумывая.
На свою беду я пока доставал пиво  случайно заметил, как он заглянул в свой рюкзак и, перебирая вещи, взял на руки ту самую злосчастную шкатулку. Начерта - подумал я тогда, - он притащил это еще и сюдя. А впрочем, чего взять с психа! Раз он от этого такой кайф ловит - то пусть и мается с ней! С такими мыслями я оставил его и направился к своим друзьям. 
Спустя два-три часа мы уже были изрядно пьяны. Я не помню, о чем мы говорили и что делали, когда мне в голову пришла идея. Не понимаю, почему именно мне и в то время. Тогда я схватил сидящего рядом со мной Серегу и отвел его в сторону. На удивление, я отлично запомнил как тихо стал нашептывать ему, как было бы классно хоть раз проучить его соседа. Нет, даже не проучить – научить, показать что без своей шкатулки он прекрасно обойдется и не стоит ему так над ней чахнуть. До сих пор в моих кошмарах раздается его смех. Громкий, резкий, пьяный, в какой-то мере зловещий. Нет, я отнюдь не считаю что Серега недолюбливал, тем более вражовал со своим соседом, - такой уж у него был характер, однако в тот момент в его поведении промелькнуло что-то мрачное, пугающее. Было ли это на самом деле, или мне это только померещилось на пьяную голову? Впрочем, ответ я не узнаю никогда.
Быстро составив план нашей нехитрой операции, мы разошлись. Он – подозвал своего соседа, отвлекая его глупыми расспросами, я – к дубу, под которым лежала его сумка с сокровищем.
Тогда, еще перед тем, как сообщить Сереге о своей задумке, я еще частично, остатками разума осознавал,  что идея моя плохая, нет даже подлая. Однако почему-то это слабое ощущение было полностью заглушено безмным веселье и необъяснимым желанием понаблюдать за чужой растерянностью, тревогой страхом, и главное – хотелось ощутить удовольствие от осознания, что ты этому причина. В тот момент, когда я рассказывал свою задумку Сереге, это чувство, это непонятное стремление разгорелась все сильнее и сильнее. 
Наконец-таки, отыскав на дне рюкзака ту самую шкатулку, я взял ее в руки и стал быстро возвращаться назад, присматривая при этом места, где бы ее можно было бы спрятать. Поняв, что нужно торопиться, я остановился и спрятал свою ношу в дупле дерева. Спрятал я ее быть может не очень надежно, все же, как я помню, она была сильно заметна, и я наскоро прикрыл дупло сухой травой. 
Меньше чем через минуту мы с Серегой уже сидели у костра в кругу одногрупников. Хоть внешне я и был совершенно спокоен, но внутри я весь дрожал от нетерпенья. Бросив беглый взгляд на Серегу, я увидел, что он разделяет мои чувства: в его глазах отражалось его желание насладиться итогами нашей маленькой операции.
Прошло несколько часов. Наступил вечер. Все, кроме нашей группы уже давно разъехались по домам. Время подходило ближе к полуночи, и Димон, который привес нас (сам он не пил из-за проблем со здоровьем), начал недвусмысленно намекать нам, что пора бы уже закругляться. К тому же становилось не по-весеннему прохладно, и куртки уже не согревали. Мы наконец согласились и начали укладывать привезенные вещи в микроавтобус. 
В это время к нам подошел Серегин сосед и крикнул, да-да именно крикнул, кто именно взял его шкатулку, и где она сейчас. Ему в ответ мы все только рассмеялись – таким забавным нам показалось видеть этого, всегда тихого человека, в разъяренном состоянии. Но больше всех развеселились мы с Серегой. Он ничего нам не ответил и повернулся в лес, искать свое сокровище. Димон, единственный тогда адекватный среди нас пошел за ним, пытаясь вернут его, но получил в ответ на свою доброту лишь поток ругательств и вернулся. 
Я уже подумал, что с того парня довольно, и пора бы уже вернуть ему шкатулку. Но после его злобных ругательств, во мне пробудилось какие-то злорадные мысли. Зачем? Зачем ему сейчас помогать? Пусть еще так немного помучается. В конце концов ничего плохого с ним здесь не случится: город рядом, дорога меньше, чем в ста метрах, машины ходят постоянно. А ему наоборот будет полезно немного разнообразить жизнь новыми ощущениями. С такими мыслями я, наблюдая за пейзажем из микроавтобуса, медленно погружался в сон.

Следующее утро было тяжелым. Проснулся я уже в своей квартире, мучаясь от головной боли и неспособности вспомнить, что со мной происходило в прошлую ночь. 
Однако хоть и медленно память ко мне вернулась, и волна мучительного стыда накрыла меня. Что я наделал? Какой черт меня толкнул? Первой моей мыслю стало позвонить Сереге и узнать, как там его сосед, нашел ли он шкатулку и злится ли и кого считает виноватым. 
К моему удивлению, Серега ответил на вызов сразу же. Услышав мой вопрос, он поначалу промолчал,  затем через десять секунд ответил, что сосед так и не вернулся. Но я не должен переживать, он скорее всего злился на него и поэтому решил не возвращаться в общагу, тихо добавил Серега в конце. Однако его голосе мне показался странным – слишком уж тихий и неуверенный, чем обычно, и я прямо задал вопрос, что случилось. В ответ Серега удивленно спросил, неужели я не выглядывал в окно.
После этих слов я подошел к балкону и чуть не вскрикнул: весь двор был разрушен. Половина деревьев лежали на земле, придавив собою десятка два автомобилей, а детская площадка и вовсе больше напоминала собою пруд. 
Позже я узнал, что прошел сильнейший за последние десятилетия ураган. Весь город и пригородные территории были либо затоплены, либо разрушены. Спустя сутки тело соседа Сереги нашли в лесу: во время бури его раздавило упавшее дерево. В руке он сжимал ту самую шкатулку: ее так и не смогли вынуть из его рук, так и отправили тело родственникам.
Сейчас по прошествии 10 лет я все пытаюсь найти ответ на вопрос: что же тогда на меня нашло? Ведь я никогда не обладал ни дурными наклонностями, ни стремлениями травить кого-либо. Было ли это следствием алкогольного опьянения? Возможно. А может и нет. Какая-то чертовщина. Чертовщина, хоть я и никогда в нее не верил, которая вселилась тогда в меня… А, впрочем, есть ли смысл искать ответ?
 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Ludmila Emelina

Спасибо, дорогая Татьяна за Вашу публикацию! Поздравляю с замечательной работой!

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте аккаунт или войдите в него для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!

Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.

Войти сейчас

×